Статьи

Охрана лесного хозяйства в Ленобласти

лесное хозяйствоИзлишний уход за лесом совсем ему не на пользу. Например, частая уборка валяющегося на земле сушняка, вывоз поваленных деревьев разрушает экосистемы леса, препятствует его воспроизводству и сокращает видовое разнообразие. На это в опубликованном в понедельник докладе указали экологи из международной природоохранной организации «Всемирный фонд дикой природы». Эта же тема - в числе других - обсуждалась и на интернациональной конференции специалистов по лесному хозяйству, ученых и экологов, проходившей с понедельника до четверга во французском городе Шамбери. Для животных и растений в европейских лесах важны как здоровые деревья, так и старые, полуразрушенные великаны и лежащий на земле сушняк. В дуплах старых деревьев гнездятся птицы, летучие мыши, в них живут белки и дятлы. А ведь как раз белки и дятлы, по данным Всемирного фонда дикой природы, относятся к числу обитающих в Европе животных, существованию которых угрожает особая опасность. Короче говоря, излишнее усердие и добросовестность лесников в Европе привели к тому, что экологам приходится теперь обращаться со специальной петицией к главам правительств, владельцам лесных хозяйств и представителям промышленности. В документе говорится, что пора, наконец, распростится с представлением о том, что лежащие на земле сухие бревна и ветки свидетельствуют о том, что лес болен, и перестать приносить здоровье и нормальное функционирование лесных экосистем в жертву излишнему рвению к чистоте и порядку. Тем временем российские лесхозы часто сталкиваются с проблемами совсем другого рода. Бич российских лесов – браконьерство – часто приводит к захламлению леса. Особенно это касается северо-запада России, ведь географическая близость рынков сбыта – прежде всего Финляндии и Швеции – позволяет быстро и без особых хлопот продать нелегально срубленную древесину за границу. Причем вырубают браконьеры наиболее ценные хвойные породы – сосну и ель, грузят на траки самую дорогую, среднюю часть ствола и быстро уезжают. При этом нижние части деревьев и верхушки остаются валяться в беспорядке, что захламляет лес, увеличивает опасность пожаров, а также распространения болезней и вредителей.
Ну, это очень страшно. Есть нечестные люди, которые хотят заработать деньги сразу и быстро. Собирают группу – три-четыре человека, берут информацию про лесников – где они сегодня делают обход, берут лесовоз, бензопилу, приезжают в лес и быстро-быстро пилят. Выбирают, соответственно, получше лес.
... рассказывает директор Стругокрасненского лесхоза Федор Федорович Федоров. По его словам, пик самовольных рубок пришелся на 2000-ый год, когда браконьеры нелегально срубили и вывезли около 1450 кубометров леса.
ФЕДОРОВ: Мы приняли дополнительные меры, ужесточили правила вывозки древесины, причем, для всех заготовителей, установили посты на дорогах и прочее. И можно сравнить: в 2004-м году было самовольно вырублено лишь 24 кубометра. Теперь браконьерство в лесу – это большой риск. В минувшем году три человека были привлечены к уголовной ответственности, 10 человек – к административной ответственности.
... то есть заплатили высокие штрафы. Кстати, штрафы за браконьерство в лесу весьма велики: одно незаконно срубленное дерево обходится браконьерам в пятьдесят, а то и в сто раз дороже его официальной цены. Однако одними лишь наказаниями проблему не решить. Ведь главные вопросы состоят в том, почему люди, идя на риск, продолжают заниматься браконьерством и как должно быть организовано лесное хозяйство, приносящее реальную прибыль и дающее возможность легального заработка?
Пока у нас менталитет не изменится, пока люди не начнут понимать, что они сами должны прежде всего строить свою жизнь, заботиться об окружающем мире, не бросать мусор где попало, а именно сознательно стараться, чтобы было чисто вокруг, не гадить, думать о том, что у них есть дети и что те ресурсы, которые они сейчас расхищают, надо было бы сохранить для детей, чтобы у них была чистая вода, чистый воздух, и был лес, куда можно сходить за грибами - за ягодами, - пока это в голове у каждого не отложится, ничего не будет.
... сказал в интервью «Немецкой волне» Сергей Орлов, заместитель начальника Комитета по природным ресурсам Ленинградской области. В подтверждение своей точки зрения он рассказал пример из собственной биографии:
ОРЛОВ: Когда я работал на территории Архангельской области мы с коллегами были в рабочей поездке по северо-востоку области, на границе республики Коми. Девственный край, многолесный. Работы очень мало, то есть все, кто работает, связаны так или иначе с лесным комплексом. Вот приехали в город Яренск. Приезжаем, гостиница. Ну, гостиница деревенская, условия спартанские. Столовой нет. Мы люди командированные. Ну ни на костре же готовить, понятное дело. Смотрим – кухня внизу. Сидит девушка, администратор. Мы ее спрашиваем: «Девушка, магазин у вас есть? Давайте с вами договоримся, мы купим продукты, а вы нам приготовьте, пожалуйста, завтрак, обед и ужин. Мы вам за это денег заплатим». Она говорит: «Нет». Я говорю: «У вас зарплата очень хорошая?» Она говорит: «Нет, я три месяца денег не получаю». «Вам деньги не нужны?» «Нужны». Не хочет. Вот это, понимаете, пример показательный. Никто ничего не хочет. Вот в чем проблема.
охрана лесаИнтервью с Сергеем Орловым я записала во время поездки по северо-западу России, организованной для западных журналистов Всемирным фондом дикой природы. Разговоры с ним и его коллегами из Комитета по природным ресурсам и охране окружающей среды Ленинградской области, встречи с учеными, работниками лесхозов убедили меня в том, что несмотря на горькие слова, сказанные Орловым в интервью «Немецкой волне», есть сейчас в России много людей, не просто душой болеющих за свое дело, но и реально работающих над тем, чтобы ситуация в лесном хозяйстве России изменилась.
Slow food, или «медленное питание» – так называется одно из движений за чистоту продуктов в Италии. В данном случае название – оно же и программа. В 80-е годы группа экологически сознательных граждан решила создать противовес к популярному движению Fast food, «быстрого питания», с его Макдональдсами, Burger King и так далее. Экологическое сельскохозяйственное производство, нацеленное на долгосрочный положительный эффект как для природы, так и для здоровья потребителей, вывод на мировой рынок местных продуктов – таковы лишь некоторые цели организации. Чтобы поддержать обмен опытом между крестьянами, работающими в экологическом сельском хозяйстве и представителями экологически чистого и социально ориентированного агропромышленного производства, причем в международном масштабе, организация Slow food провела на этой неделе в Турине специальную конференцию. Отклик на приглашение принять участие в форуме превзошел все ожидания: в Турин приехали 4000 мелких и средних фермеров со всех пяти континентов. Анастасии Сорвачевой удалось поговорить с некоторыми из них.
ВАЛАУРИ: Самое главное в нашем проекте – это то, что он посвящен разработке методов сельскохозяйственного производства, обеспечивающим долгосрочный положительный эффект. А хозяйства, работающие по этому принципу, есть на планете повсюду. Наша задача – открыть этот богатый и разнообразный мир, найти производителей, которые, каждый по своему, думает о будущем нашей планеты.
Уго Валаури – один из активных участников проекта Terra Madre – рассказывая о международном форуме в Турине, не скрывает своего восторга. Он – один из организаторов конференции, «ответственный» за африканский континент. Валаури удалось найти около 600 биологических крестьянских хозяйств - от производителей земляных орехов из Буркина-Фасо, кочевников из Мавритании, продающих верблюжье молоко, до женской артели в Сенегале, занимающейся копчением рыбы по старому рецепту. Через организацию Terra Madre африканские крестьяне получили возможность не только установить контакты с европейскими производителями, но и друг с другом.
Мы обнаружили, что, например, производители кофе из одной и той же страны часто не подозревают о существовании друг друга, не имеют возможности обменяться опытом по возделыванию культур и их дальнейшей обработке, что было бы так естественно и привело бы к взаимной выгоде. Все они в одиночку решают одни и те же проблемы, ведя борьбу против промышленного сельскохозяйственного производства, уничтожающего разнообразие продуктов питания, а с ним - и возможность выбора для потребителей. Terra Madre стремится быть рупором тех, кто хочет заниматься альтернативным сельским хозяйством, не разрушающим ни природные ресурсы, ни условия труда и жизни крестьян. Она дает фермерам возможность во-первых, во всеуслышание заявить о своем существовании, а во-вторых, создать международные сетевые структуры.
...рассказывает Уго Валаури. Да – глобализации, нет – уравниловке - такова философия Terra Madre, работающей в полном соответствии с принципами итальянского движения Slow food, или «медленного питания». Slow food поддерживает местное производство – например, крестьян, все еще изготавливающих колбасу и сыр по старым, традиционным рецептам. Проблема в том, что у мелких производителей часто нет ни малейшего шанса противостоять крупным международным пищевым концернам. Специалисты из Terra Madre знают, как выводить на рынок региональные продукты. Рассказывает Уго Кавалера, ответственный за сельское хозяйство и окружающую среду в итальянской провинции Пьемонт:
КАВАЛЕРА: Мы полагаем, что с того момента, когда крестьянам удается приобрести определенную известность как производителям качественных натуральных продуктов, необходимо тут же начинать инвестировать в подробную маркировку изделий. Потребитель должен иметь возможность по этикетке определить место происхождения продукта, а также проследить всю производственную цепочку.
В самом Пьемонте производителям натуральных продуктов удалось улучшить маркировку своих продуктов. Например, у на этикетках баночек с медом указывается название и адрес пасеки, на мясных продуктах – полный перечень кормов, которые животные получали в течение жизни. В настоящий момент в северо-итальянской провинции Пьемонт под экологическое сельское хозяйство отводится 20 тысяч гектар земли. Уго Кавалера:
Сельское хозяйство, которое стремится производить качественные продукты питания, должно быть экологическим. Поэтому мы в регионе Пьемонт направляем субсидии ЕС, в частности, и на то, чтобы воспитать у крестьян экологическое сознание. В конечном итоге это идет на пользу и потребителям.
Если Terra Madre исполнит свою миссию и станет платформой для общения экологических крестьянских хозяйств, то скоро понадобятся новые конференции, в других странах. Уго Валаури известны конкретные проекты.
ВАЛАУРИ: Организация Terra Madre – это колоссальный шанс, в первую очередь, для африканцев. Правительство Кении уже сейчас обдумывает возможность организации встречи наподобие туринской. Из Кении сюда приехал представитель, он наблюдает за организацией конференции, перенимает наш опыт.

http://www.dw.de

22 августа 2012

Интересно

Все статьи